• A
  • A
  • A
  • ABC
  • ABC
  • ABC
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Regular version of the site
Book
Regulatory policy in Russia: key trends and architecture of the future

Golodnikova A., Yefremov A., Sobol D. et al.

M.: Center for Strategic Research, 2018.

Article
Public Service Motivation as a Predictor of Corruption, Dishonesty, and Altruism

Gans-Morse J., Kalgin A., Klimenko A. et al.

Journal of Public Administration Research and Theory. 2021.

Book chapter
Use of the Internet of Things in Public Governance for Law Enforcement and Inspection: The Case of Russia

Knutov A., Styrin E. M.

In bk.: Beyond Smart and Connected Governments Sensors and the Internet of Things in the Public Sector. Springer, 2020. Ch. 7. P. 139-164.

Working paper
Public Service Motivation And Sectoral Employment In Russia: New Perspectives On The Attraction Vs. Socialization Debate

Gans-Morse J., Kalgin A., Klimenko A. et al.

Public and Social Policy. WP BRP Series. НИУ ВШЭ, 2020

'Persona grata': Aleksei Konov

Head of the civil service directorate of the Institute of Public and Municipal Management of NRU HSE Alexei Konov, a most welcome guest at the studio of Radio Russia, speaks about the declaration of income and expenses by civil servants.
Aleksei KONOV: There have been two substantial attempts to move civil servants to declare their expenses and income. The first was the reform of 1997-98, when two presidential decrees came into force on the procedure for submitting information on income, property and property-based obligations, plus a decree on the verification of this information. The second was the decrees, adopted in 2008-09; there were several decrees on the procedure for providing information and two decrees on verification. And now the third attempt is unfolding before our very eyes - additional reform, or post-reform. This attempt to adopt a law on control over expenses could at last, perhaps, balance the expenses and the income of civil servants, although in itself this is not very likely.
Есть такая старая русская народная мудрость: по одёжке протягивать ножки. Судя по всему, российские чиновники воспринимают её как буквальный призив – оттого и покупают роскошную недвижимость за рубежом, оттого и «рассекают» на дорогущих автомобилях, оттого и катаются, как сыр в масле – средства позволяют, как тут удержаться от соблазнов. А вот законным ли путём эти средства получены? В этом главная интрига. Именно поэтому государство предпринимает попытки взять под свой контроль – а насколько же адекватны расходы официальным доходам государевых мужей. Попытки, прямо скажем, не пока не слишком удачные. 

Начальник отдела управления государственной службой Института государственного и муниципального управления (ИГМУ) НИУ ВШЭ  Алексей КОНОВ  – желанная персона в студии «Радио России». 

Обратимся к истории вопроса. Сколько на Вашей памяти было попыток подвигнуть чиновников к декларациям своих расходов и доходов?  

Алексей КОНОВ:  Попыток было несколько. Но наиболее крупных всё-таки было две. Первая – это реформа 97-98 годов, когда появились два указа президента о порядке представления сведений о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера и указ о проверке этих сведений. Вторая – больше сейчас нам известная – реформа, которую предпринял уже бывший президент Медведев в 2008 – 2009-м годах, приняв новый пакет указов – несколько указов было по порядку представления сведений и два указа по проверке. И сейчас у нас на глазах разворачивается, собственно, попытка третьей – дополнительной реформы, или дореформы. Попытка принять закон о контроле за расходами, который позволит наконец, может быть, хотя – вряд ли, сопоставить расходы и доходы чиновников. 

Если говорить о попытке, которая была в конце девяностых, о ельцинской попытке – там всё-таки были какие-то, пусть минимальные, достижения?  

Алексей КОНОВ:  Главным достижением было то, что вообще была поднята тема декларирования, и впервые, по сути, была подготовлена хотя бы какая-то настоящая форма справки, по которой предоставлялись сведения о доходах и имуществе. Была попытка заставить госслужащих их предоставлять, была попытка их проверять, но, к сожалению, всё это очень быстро ушло в песок по многим разным причинам. И в первую очередь, наверное, потому, что не вполне была понятна конечная цель – то есть сведения собирались, даже худо бедно проверялись на достоверность, но непонятно было, что в делать с этими сведениями. То есть, ни о каком сопоставлении доходов и расходов речи не было. И постепенно государственные служащие начали понимать, что предоставляемые ими сведения проверяются достаточно плохо. Кончилось это, понятно – ничем. Сведения предоставлялись уже совсем уже фрагментарно. Было очень много злоупотреблений, но это было хорошо тем, что подняли тему – это была реально первая попытка что-то сделать. 

А пакет Дмитрия Анатольевича в его бытность президентом?  

Алексей КОНОВ:  Пакет Дмитрия Анатольевича, на самом деле, когда он только появлялся, все ждали, что он будет направлен именно на исправление тех недостатков, которые были в системе 97-98 годов. Что поправят форму справки, что снимут с кадровых служб госорганов полномочия по сбору и проверке этих сведений и многие другие недостатки. И что наконец заговорят всерьёз за контролем над расходами и о каком-то конечном использовании собираемой информации. К сожалению, ничего этого, по большому счёту, не случилось. Изменения действительно были, но самое главное – показательно даже – что справка осталась той же самой. По большому счёту, это та же самая справка, которая была введена в 1997-м году - которую очень критиковали, но которая осталась практически без изменений. Точно также практически без изменений осталась и деятельность кадровых служб в этой сфере. Единственное, что были созданы специализированные подразделения – нас теперь есть подразделения профилактики коррупционных правонарушений в госорганах. Но, опять же, в подавляющем большинстве госорганов они созданы из старых кадровиков, которые раньше занимались просто делопроизводством. 

Улучшения тоже были. И основное, наверное, для общества – во всяком случае, более заметное улучшение, связано с публикацией деклараций. Ельцинский порядок декларирования предполагал, что эти сведения будут предоставляться общероссийским средствам массовой информации по запросам. То есть средство массовой информации должно было обратиться, чтобы ему дали какие-то сведения. Медведевский порядок предполагал, что эти сведения будут публиковаться самими государственными органами на сайтах, в ограниченном, естественно, виде. 


Полностью интервью слушайте в аудиофайле

Истоник : сайт «Радио России»