• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

101000 Москва, улица Мясницкая, дом 11

Приёмная:
+7 (495) 621-64-18;
+7 (495) 772-95-90 *111-74

E-mail: ipag@hse.ru

Руководство
Книга
Российско-китайский диалог: модель 2019

Лузянин С. Г., Кортунов А., Карнеев А. и др.

РСМД, Фуданьский университет, 2019.

Глава в книге
Performance-Based Budgeting in Russia

Klimenko A.

In bk.: Performance-Based Budgeting in the Public Sector. Palgrave Macmillan, 2019. P. 161-176.

Препринт
Public Service Motivation as a Predictor of Altruism, Dishonesty, and Corruption

Gans-Morse J., Kalgin A., Klimenko A. et al.

Working Paper Series . WP-19-16. Northwestern Institute for Policy Research, 2019

Дорогое регулирование

Оценку регулирующего воздействия чиновников на бизнес (ОРВ) должны проводить сами предприниматели, а не чиновники, как это происходит сейчас. Это главное предложение рабочей группы «Укрепление рыночных институтов», готовящей «Стратегию-2020».

В стратегии Евросоюза, кстати, тоже рассчитанной до 2020 года, появилось понятие «умного регулирования». Директор центра оценки регулирующего воздействия ВШЭ ДАНИИЛ ЦЫГАНКОВ уверен, что этот механизм применим и в России. «Умное регулирование» покоится на трех китах. ОРВ применятся на всех уровнях принятия решений — от прогнозов по принятию новых актов до ретроспективной оценки всех уже действующих. Все органы, ответственные за принятие решений, должны активно взаимодействовать друг с другом. И наконец, должно быть усилено влияние граждан и групп интересов.

В то время как в ЕС срок публичного обсуждения проектов нормативных актов недавно был увеличен с 8 до 12 недель, отечественные бизнесмены о большинстве новаций узнают в момент их опубликования в «Российской газете». «Красивые европейские конструкции не за один день появились», — охладил пыл директор департамента ОРВ Минэкономразвития Алексей Херсонцев. Его департамент существует уже год, а с мая получил право оценивать все нормативные акты органов власти с точки зрения воздействия на бизнес. 

«ОРВ — это культура подготовки проектов еще до того, как юристы начинают писать тексты», — пояснил Херсонцев. Впрочем, Россия может заимствовать не только европейский опыт, но и свой собственный. Еще при премьере Петре Столыпине в 1910 году существовал совет по делам местного хозяйства, выполнявший, по мнению чиновника, как раз функции защиты бизнеса от государства. 

Директор центра мониторинга законодательства и правоприменительной практики РСПП Ирина Котелевская полагает, что главное сейчас — добиться максимального расширения полномочий бизнеса при оценке планов государства. Экспертизу бизнеса должны проходить все проекты актов, влияющие на предпринимательскую деятельность. Например, налоговые инициативы или поправки в Гражданский кодекс сейчас под ОРВ не подпадают. Вдобавок за советом к бизнесу пока обращаются только чиновники. Депутаты и сенаторы, которые также обладают правом законодательной инициативы, показывать свои законопроекты никому не обязаны. 

Эксперты предлагают внести в регламент депутатской работы требование оценивать не только возможные в связи с принятием нового закона расходы бюджета, но и потенциальные издержки для бизнеса. 

На издержки, связанные с избыточным регулированием, российские компании тратят до 10% прибыли, говорит вице-президент по корпоративным и правовым вопросам ОАО «МТС» Руслан Ибрагимов. И траты эти только увеличиваются. Новый проект Гражданского кодекса вводит обязательную двухзвенную систему управления с привлечением независимых директоров. Эта мера обойдется МТС в 50 млн руб. ежегодно. Также планируется введение обязательного нотариального заверения всех решений собраний акционеров. Это будет стоить еще 20 млн рублей. 

Запрет на так называемые условные сделки, содержащийся в нашем законодательстве, заставляет нанимать иностранных консультантов, знакомых с англосаксонской системой права. Это стоит компании еще до $5 млн в год. $40 млн пришлось потратить на закупку и сервисное обслуживание оборудования для охраны персональных данных. «В стране около 200 тыс. операторов персональных данных, и все они были вынуждены понести такие расходы», — рассказывает Ибрагимов. Правда, осталось неясным, почему все это дорогостоящее оборудование совершенно не помогает сохранению информации. 

Впрочем, ответственность за свои решения по-прежнему должны нести чиновники. «Решения совета не должны быть блокирующими. Но законодатели должны осознавать последствия, которые их решения принесут для бизнеса», — заключил Ибрагимов. Мнение отраслевых ассоциаций, экспертных советов и даже академиков не может быть решающим, согласна Котелевская. 

Автор: Вера Ситина 

Источник: http://mn.ru/economics/20110525/302090518.html