• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

101000 Москва, улица Мясницкая, дом 11

Приёмная:
+7 (495) 621-64-18;
+7 (495) 772-95-90 *111-74

E-mail: ipag@hse.ru

Руководство
Книга
Общество и пандемия: опыт и уроки борьбы с COVID-19 в России

Авксентьев Н. А., Агранович М. Л., Акиндинова Н. В. и др.

М.: Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации, 2020.

Статья
Отношение россиян к коррупции

Максименко А. А., Крылова Д. В., Дейнека О. С. и др.

Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 12: Социология. 2020. Т. 13. № 4. С. 407-428.

Глава в книге
Транзакционное налогообложение в России: современное состояние и перспективы

Лютова О. И.

В кн.: Бюджетная система государства в условиях развития цифровой экономики: правовые и экономические аспекты. Российский государственный университет правосудия, 2020. С. 247-253.

Препринт
Public Service Motivation And Sectoral Employment In Russia: New Perspectives On The Attraction Vs. Socialization Debate

Gans-Morse J., Kalgin A., Klimenko A. et al.

Public and Social Policy. WP BRP Series. НИУ ВШЭ, 2020

Дорогое регулирование

Оценку регулирующего воздействия чиновников на бизнес (ОРВ) должны проводить сами предприниматели, а не чиновники, как это происходит сейчас. Это главное предложение рабочей группы «Укрепление рыночных институтов», готовящей «Стратегию-2020».

В стратегии Евросоюза, кстати, тоже рассчитанной до 2020 года, появилось понятие «умного регулирования». Директор центра оценки регулирующего воздействия ВШЭ ДАНИИЛ ЦЫГАНКОВ уверен, что этот механизм применим и в России. «Умное регулирование» покоится на трех китах. ОРВ применятся на всех уровнях принятия решений — от прогнозов по принятию новых актов до ретроспективной оценки всех уже действующих. Все органы, ответственные за принятие решений, должны активно взаимодействовать друг с другом. И наконец, должно быть усилено влияние граждан и групп интересов.

В то время как в ЕС срок публичного обсуждения проектов нормативных актов недавно был увеличен с 8 до 12 недель, отечественные бизнесмены о большинстве новаций узнают в момент их опубликования в «Российской газете». «Красивые европейские конструкции не за один день появились», — охладил пыл директор департамента ОРВ Минэкономразвития Алексей Херсонцев. Его департамент существует уже год, а с мая получил право оценивать все нормативные акты органов власти с точки зрения воздействия на бизнес. 

«ОРВ — это культура подготовки проектов еще до того, как юристы начинают писать тексты», — пояснил Херсонцев. Впрочем, Россия может заимствовать не только европейский опыт, но и свой собственный. Еще при премьере Петре Столыпине в 1910 году существовал совет по делам местного хозяйства, выполнявший, по мнению чиновника, как раз функции защиты бизнеса от государства. 

Директор центра мониторинга законодательства и правоприменительной практики РСПП Ирина Котелевская полагает, что главное сейчас — добиться максимального расширения полномочий бизнеса при оценке планов государства. Экспертизу бизнеса должны проходить все проекты актов, влияющие на предпринимательскую деятельность. Например, налоговые инициативы или поправки в Гражданский кодекс сейчас под ОРВ не подпадают. Вдобавок за советом к бизнесу пока обращаются только чиновники. Депутаты и сенаторы, которые также обладают правом законодательной инициативы, показывать свои законопроекты никому не обязаны. 

Эксперты предлагают внести в регламент депутатской работы требование оценивать не только возможные в связи с принятием нового закона расходы бюджета, но и потенциальные издержки для бизнеса. 

На издержки, связанные с избыточным регулированием, российские компании тратят до 10% прибыли, говорит вице-президент по корпоративным и правовым вопросам ОАО «МТС» Руслан Ибрагимов. И траты эти только увеличиваются. Новый проект Гражданского кодекса вводит обязательную двухзвенную систему управления с привлечением независимых директоров. Эта мера обойдется МТС в 50 млн руб. ежегодно. Также планируется введение обязательного нотариального заверения всех решений собраний акционеров. Это будет стоить еще 20 млн рублей. 

Запрет на так называемые условные сделки, содержащийся в нашем законодательстве, заставляет нанимать иностранных консультантов, знакомых с англосаксонской системой права. Это стоит компании еще до $5 млн в год. $40 млн пришлось потратить на закупку и сервисное обслуживание оборудования для охраны персональных данных. «В стране около 200 тыс. операторов персональных данных, и все они были вынуждены понести такие расходы», — рассказывает Ибрагимов. Правда, осталось неясным, почему все это дорогостоящее оборудование совершенно не помогает сохранению информации. 

Впрочем, ответственность за свои решения по-прежнему должны нести чиновники. «Решения совета не должны быть блокирующими. Но законодатели должны осознавать последствия, которые их решения принесут для бизнеса», — заключил Ибрагимов. Мнение отраслевых ассоциаций, экспертных советов и даже академиков не может быть решающим, согласна Котелевская. 

Автор: Вера Ситина 

Источник: http://mn.ru/economics/20110525/302090518.html